Soulless coon
Автор: Soulless coon
Фандом: Мир тьмы



Франц был в Амстердам, когда Этриус вызвал его к себе в Вену. Причины он не объяснил, что Францу сразу не понравилось. Он вообще бы предпочел, чтобы Этриус его никогда больше не вызывал к себе, но когда это произошло так внезапно, это еще и пугало. Обычно у Этриуса все шло по плану, и Франц точно знал, когда и где ему нужно быть. По предыдущим указаниям это был именно Амстердам, и пробыть он там должен был еще три недели.
Путь до Вены выдался не лучшим. Франц все пытался вспомнить, что он мог такого натворить, чтобы Этриус его вызывал. Казалось, он не делал ничего такого, что могло бы не понравиться Этриусу или Совету семи. Впрочем, Этриус всегда мог найти, к чему придраться.
Капелла тремеров в Вене, как небанально, находилась в Бургкапелле. Обычно в других городах их капеллы находились в куда менее броских зданиях, но здесь, в Вене, им скрываться было незачем. Утром она была открыта для туристов, а по воскресеньям здесь можно было послушать большую мессу в исполнение хора мальчиков. Ночью же здесь правили тремеры, и смертным сюда лучше было не соваться. Впрочем, никто был бы не против, если бы сюда забрел какой-нибудь певчий мальчик, сладкий и невинный.
Как только он приехал в Вену, ему сразу пришлось идти в Капеллу. Не дай Боже, если бы Этриус посчитал, что Франц затратил на дорогу больше времени, чем полагалось. Когда он зашел внутрь, там было почти пусто. Лишь одна, незнакомая ему послушница в черной мантии до пола, сидела на одном из деревянных стульев, построенных в ряды. Когда Франц зашел, она обернулась на него с безразличным взглядом, и махнула ему рукой в стороны фрески с изображением Мадонны. Капелла внутри была ослепительно белоснежной. Даже при свете свечей она, казалась, светилась, и Франц представил, как величественна в своей безупречной белизне она при дневном свете. Рамки икон, подсвечники и некоторые детали узоров были золотыми, но не навязчивыми, будто бы лишь давали подсказку на богатство, а не бросали его в лицо, как это бывало иногда в подобных местах. Только большое бронзовое распятие по центру выделялось из ангельского сочетания белого и золотого, приземляя ощущение святости своей трагичностью. Франц прошелся между длинными рядами деревянных стульев. Его шаги звучно отдавались от стен, вульгарно нарушая тишину. Он подошел к послушницу, хотел спросить ее, на месте ли Этриус, но передумал, заглянув в ее лицо. Глаза ее были светлыми-светлыми со странным узором, будто бы резной потолок отражался в них. Она что-то беззвучно говорила, смотря на это ужасное распятие, и Франц подумал, что она молится. Он посмотрел на фреску, на которую ему указали, за ней был вход в подвал.
Он спустился и пошел в главный зал. Там его ждал Этриус. Зал, когда-то оформленный в готическом стиле, почти такой же красивый, как и сама капелла, сейчас больше напоминал руины после пожара.
- Я ждал тебя раньше на полчаса, Франц.
- Прости, Этриус, я старался быть так скоро, как могу.
- О твоем опоздании мы еще поговорим. Но сначала о деле. Кое-что в одном ритуале пошло не так, помещение было практически уничтожено. Впрочем, может это и к лучшему, нам давно стоило сменить убранство зала. Я хочу, чтобы ты помог мне с этим.
Францу хотелось спросить, что же могло пойти в ритуале не так, чтобы превратить здесь все в преисподнюю, и как же безупречный Этриус мог это допустить, но сдержался. В любом случае просьба Этриуса помочь с интерьером его удивила больше.
- Ты хочешь, чтобы я помог тебе оформить зал, я правильно понял?
- Выбрать оформление. Принеси сверху два стула и, хм, твой компьютер. Ты же взял его с собой? Я хочу что-нибудь величественное и современное.
- Хорошо, сир.
Франц не верил своим ушам. Этриус вызвал его ради этого? Из-за того что это древнее создание не в силах загуглить запрос в интернете? И что Этриус может иметь ввиду под словом современно? Он даже не знал, злиться или смеяться в этой ситуации. Пока он ходил наверх за стульями, он смог заставить себя не показывать ни одну из этих эмоций.
- Ноутбук у меня с собой, так что сейчас мы сможем посмотреть что-нибудь, что могло бы тебе понравиться.
Франц сел на стул и поставил ноутбук на колени, а Этриус сел рядом, нагнувшись к экрану. Этриус внешне походил на древнего викинга под два метра ростом, и смотрелся очень неестественно рядом с ноутбуком. Так же странным казались и белые брюки с рубашкой на нем, которые не сочетались, по мнению Франца, ни с его суровой внешностью, ни с дурным характером. Этриус продолжал смотреть на экран, явно ожидая от него каких-то действий.
- Давай мы конкретизируем понятия «величественно и современно». Что ты хочешь увидеть?
- Может быть, что-нибудь в скандинавском стиле? Недавно слышал, что Швеция достигла определенных высот в оформление комнат.
- Давай посмотрим.
Франц набрал в поисковике «шведский интерьер». Перед ними предстали множество картинок просторных комнат с белыми стенами. Они были так же светлы, как и капелла наверху, но вызывали совсем другие ощущения – легкости и незаконченности. Везде прямоугольные диваны с множеством подушек, простая мебель, картины, не отличающиеся богатством сюжета или техникой рисования. Ничего лишнего или бросающегося в глаза. На редких фотографиях были яркие диваны или стулья, смотрящиеся хоть и гармонично, но, не делая при этом комнату красивой. Этриус приложил руку ко рту, рассматривая экран. Он повернулся к Францу, и тот увидел, что брови его скептично приподняты. Оставалось только догадываться, как тысячелетний вампир, своим сознанием оставшийся в глубоком Средневековье, воспринимает увиденное. Наверное, он ожидал увидеть рунические символы и столы с золотыми кубками, подобные Вальхалле, а не полупустые комнаты с однотипной мебелью.
- Кажется, они делают комнаты для бедняков. Удивительно, неужели это им окупается. Давай посмотрим что-нибудь еще. Я помню, еще недавно было популярно барокко. Скажи мне, оно до сих пор в моде?
Франц тоже приложил руку ко рту, скептично приподняв брови. Он стал предвкушать, какой же долгой будет эта ночь для него.
- Ммм, нет, кажется, оно перестало быть модным еще в восемнадцатом веке. Впрочем, возможно ты и прав, некоторые вещи остаются в моде всегда, и его можно назвать немного модным.
Этриус задумался на какое-то время, а Франц боялся даже предположить, что еще предложит Этриус.
- Хорошо, что не в моде, - наконец заговорил Этриус, - оно всегда мне казалось через чур напыщенным. Покажи мне еще какие-нибудь современные комнаты, но уже не шведские. Или что насчет сталинской архитектуры? Я слышал, тогда сумели перестроить половину страны. Наверное, это должно быть красивым и практичным.
Они просидели за ноутбуком всю ночь. Этриус так и не смог проникнуться ни одним современным дизайном, и ушел неудовлетворенный. Франц боялся, что как бы его недовольство не переключилось на него. Это было бы не похоже на Этриуса, но от тысячелетнего вампира можно было ожидать, что угодно. Но больше он к этому вопросу не привлекал Франца.
Через неделю Франц вновь попал в капеллу. Зал к этому времени уже обустроили. Стены его оказались из оголённого холодного камня, придающего ему схожесть со средневековым замком. На них были написаны различные символы и знаки, которые присутствовали и раньше, но были не видны глазу. Франц пригляделся, и увидел, что написаны они кровью. Пол так же каменный, но отполированный и черный. В центре стоял жертвенный алтарь с чашей, расписанный библейскими сюжетами. Стулья были деревянными, но не такими простыми, как наверху, а с вырезными узорами, делая их древнее, чем они должно быть были. В каждом углу стояли статуи каменных горгулий, которые, казалось, в любой момент могут ожить. Это было явно не то, что первоначально хотел Этриус, но впечатляло и казалось уместным и сильным. Кто-то потом шепнул Францу, что Этриус превратил их подвал в точную копию залов Цеориса.


@темы: писательский флэшмоб, иллюзия черных носорогов, Этриус