02:55 

Х-лажа

Soulless coon
День людей.

Автор: Soulless coon
Персонажи: Чарльз, Хель, Элиот, Валентин





Прошло уже 8 лет, как я оставил их. Я не видел их с тех пор, и должно быть, они стали уже совсем взрослыми. Я был сильно взволнован, мне очень хотелось увидеть их всех вместе. Но куда больше я ощущал страх. Боялся, что они изменились настолько сильно, что я не увижу в них ничего того, чего знал раньше. Сам-то я, кажется, так и не сдвинулся с мертвой точки, на которой я когда-то завис. Но больше, что они меня ненавидят за мою слабость.
Первый, кого я увидел, был Валентин. Он подъехал к арендованному для встречи ресторану на дорогой навороченной машине, которая с первого взгляда больше походила на бетмобиль. Увидев меня, он приветливо помахал рукой и пошел в мою сторону. Первое, что меня поразило, что он стал гораздо шире меня в плечах. Походка его была уверенной, на нем были вычищенные до блеска ботинки, брюки и черная рубашка. Никаких больше кожаных штанов и футболок с Игги Попом. Но когда он мне подал руку для приветствия, у меня будто на душе отлегло: на пальцах его были железные кольца с змеей и пентаграммой, а из-под задравшейся манжеты рубашки был виден край татуировки. Мне пришлось поднять голову, чтобы рассмотреть его, теперь я был ему чуть выше плеча. Двухдневная щетина была аккуратной и очень шла ему. Взгляд был то ли радостный, то ли насмешливый. Он и раньше казался довольно симпатичным мальчиком, теперь же он стал взрослым красивым уверенным в себе мужчиной. Я испытывал перед ним непонятный трепет. Казалось, он сейчас был куда успешнее меня, хотя и я когда-то возможно источал такую же уверенность.
Я говорю, что очень рад его видеть. Спрашиваю, как у него дела. Вместо ответа он крепко обнимает меня. Я чувствую терпкий запах его духов, который совсем не ассоциируется с тем мальчиком, которого я знал. Мне хочется вжаться ему в грудь и молить, чтобы он простил меня за то, что я их оставил. Но я только в ответ хлопаю его по плечу. Он улыбается мне, и я понимаю, он не в обиде на меня.
Пока я стоял и восхищался Валентином, из ресторана выходит Элиот. Он пожимает руку сначала Валентину, а потом мне. Его рукопожатие не такое крепкое, как у Валентина, а пальцы холодные. Одет он тоже в рубашку и брюки, но если у Валентина в глаза бросалась вычурная роскошь, то у Элиота аккуратность. Волосы лежат волосок к волоску с ровным прямым пробором. Он изменился меньше, такой же чистенький и аккуратненький. Лицо повзрослело, но сохранило все то же строгое придирчивое выражение лица. Мой безукоризненный Элиот. Я уверен, все в его жизни сложилось так, как надо. Я помню, что он очень любил своих младших братика и сестренку. Наверняка, у него уже у самого есть жена и дети. Я решаю у него об этом спросить.
- Нет, я живу один, - отвечает он.
Элиот достает из кармана пачку Lucky Strike и закуривает. Мне кажется это так неестественно, что вряд ли я смог скрыть удивление на своем лице. Мы какое-то время смотрим друг на друга, и я понимаю, что взгляд его не строгий, а абсолютно холодный. Чтобы как-то прервать молчание, я спрашиваю, как его брат и сестра.
- Кэрол вроде бы должна в этом году окончить школу, а последнее что я слышал про Ричарда - он то ли Латвии, то ли Литве.
Я замолкаю, не могу переварить его ответ. Заговаривает Валентин, рассказывает про свою карьеру в химической промышленности. Еще узнаю, что у Элиота свой небольшой бизнес. Так мы стоим, я слушаю бессмысленные фразы про их жизни, в которых я должен был участвовать.
Они решают выкурить еще по сигарете, а я захожу внутрь. Сначала кафе мне кажется пустым, и я чувствую облегчение, что пока еще больше никто не пришел, и у меня есть время прийти в себя. Но потом я слышу монотонный стук, и, обернувшись, я не сразу понимаю, кто передо мной. Хель сидит в самом углу и ритмично вткает и вытыкает складной нож в деревянную столешницу. Он развалился в кресле, вытянув ноги, выставляя вперед привычные мартинсы, но одет он был не ярко и блестяще, как раньше, а в военную форму цвета хаки. Но не она больше всего бросалась в глаза. Когда-то у него были прекрасные длинные светлые волосы, а сейчас голова его была побрита. Это так не укладывалось с его образом, что я не сразу замечаю еще одну деталь, на которую, думаю, обращали внимание в первую очередь при знакомстве с ним. Через всю щеку к губам тянулся широкий уродливый шрам. Это наводило ужас, особенно зная, какое красивое лицо у него было раньше, и как умело он пользовался этим. От всего этого меня бросает в жар, мне хочется, чтобы все это оказалось сном, вот до какой степени мне казалось это все неправильным. Но я стараюсь, как могу не показывать этого Хелю, но он и не смотрит на меня. Я медленно сажусь напротив него. Он не мигающим взглядом смотрит в точку, куда втыкается нож. Я не сразу, но все же решаюсь выдавить из себя «Привет, Хель». Он прекращает свой устрашающий стук ножом и на мгновение весь замирает. Потом резко поднимает на меня голову и смотрит мне прямо в глаза, ярко и зло. Его взгляд не поблек, и в нем затаилось такая обида, что возможно он винит именно меня во всем, чтобы с ним не произошло. Я вижу, как он нервно сглотнул и учащенно задышал. Потом он так же резко отворачивается от меня и одевает толстовку с капюшоном, закрывающим лицо. Мне хочется взять его за руку или обнять, но я не могу даже ничего сказать больше. Меня спасает то, что к нам подходит официантка. Она приносит Хелю на тарелке несколько пончиков, политых разноцветной глазурью. Я помню, как он их любил раньше и от этого становится находиться с ним еще тяжелее. Официантка предлагает мне меню, и я не глядя заказываю себе виски.

@темы: Хель, иллюзия черных носорогов, писательский флэшмоб, х-лажа

URL
   

Протокол о вскрытие №312

главная